Денежные признаки революции

Фотография
Событие
фото:

Известно немало исторических примеров, когда экономики стран переживали сложнейшие катаклизмы, что, безусловно, отражалось на финансовых инструментах. Революционные события в России 1917-го – один из тяжелейших периодов новой истории, который не мог не затронуть денежную политику страны. Как отражались на купюрах события, приведшие к смене государственного строя, что стало новой кровью экономики советской власти, можно узнать у нынешних нумизматов, бережно хранящих историю в денежных знаках.

Рисунки и пробные оттиски

Окунуться в смутные времена, перевернувшие историю России, можно на экспозиции посвященной 100-летию Октябрьской революции – истории денежного обращения в период с 1914-го по 1922 год. «Среди экспонатов выставки – уникальные образцы денежных знаков, никогда прежде не выставлявшиеся», – отмечает директор выставочного комплекса Наталия Ипатова. Наряду с утвержденными образцами купюр на выставке представлены проектные рисунки и пробные оттиски из фондов АО «Гознак».

«Перед началом Первой мировой войны российские банкноты – «государственные кредитные билеты» – свободно разменивались на золотые монеты. 19 июля 1914 года Россия вступила в войну, а уже 27 числа был издан закон о приостановке размена кредитных билетов на золото, как было сказано в документе, «до минования обстоятельств военного времени», но, как оказалось, навсегда. Постепенно монета заменялась бумагой. «Надо ждать крушения денежной системы», – с тревогой предупреждал в июне 1915 года министр финансов Российской империи Петр Львович Барк, – рассказывает ведущий специалист выставочного комплекса, кандидат исторических наук Андрей Богданов. – В 1915 году появились новые образцы бумажных денег: кредитные билеты без уникального номера – с упрощенной нумерацией, разменные казначейские знаки и даже непривычные деньги-марки». Foto

Интересно, что деньги-марки отличались от выпущенных к 300-летию дома Романовых разве что тем, что бумага была плотнее, и на них имелась печать о приравнивании к мелкой монете. Такие деньги несложно было подделать.

«Думки» и «керенки»

К семнадцатому году монета почти исчезла из обращения. Остались бумажные деньги, которые со временем обесценивались. Выпускались кредитные билеты достоинством 250 и 1000 рублей. Тысячные купюры прозвали «думками», поскольку на них был изображен Таврический дворец в Петрограде – место заседаний Государственной Думы. Выпускали их в спешке, используя инструменты для билетов Монгольского банка, которые в 1916 году заказали в России, но так и не отпечатали. Одновременно разрабатывались новые типы купюр.

«Это время интересно разнообразием выпускаемых купюр, – поясняет Андрей Богданов. – Последними деньгами, выпущенными при Временном правительстве, стали известные «керенки» достоинством 20 и 40 рублей. Эти казначейские знаки именовались так в честь министра-председателя правительства Александра Федоровича Керенского».

Выпуск ничем не обеспеченных «бумажек», спровоцированный инфляцией и ростом цен, наблюдался в начале двадцатых годов прошлого века. В то неспокойное время никого не удивила бы просьба «дать миллиончик». Кризис денежного обращения сопровождался множеством фальшивых купюр, причем чрезвычайно распространены были и «денежные суррогаты» – боны, чеки и прочие образчики новоявленных купюр.

Черты любого переворота

После Февральской революции, при буржуазном Временном правительстве, развивался сильный финансовый кризис. С марта по октябрь 1917 года денежная масса в обращении почти удвоилась и достигла к 1 ноября 1917 года 20,4 млрд. рублей, что привело к сильному обесценению рубля. Цены каждый месяц росли на десятки процентов, что, в свою очередь, порождало усиление инфляции.

Перед октябрьским переворотом бумажный рубль по индексу стоил всего 10 довоенных копеек. В это время «черный рынок» и бартер практически заменяет денежный оборот (ситуация, знакомая нам, повторившаяся после развала Союза в начале 90-х).

В переходное время, как в 1917-м, так и в начале истории новой России, особенно трудная ситуация наблюдалась в больших мегаполисах – двух российских столицах, как считают историки, «в наибольшей степени зависимых от импорта, малопригодных для бартера». Вопрос: как выжить, ожидание катастрофы, боязнь голода-холода – общие черты переворота.

В своем секретном отчете в начале февраля 1917 года, начальник петербургской «охранки» писал: «Особенную опасность для населения представляет то обстоятельство, что подвоз сырья для петроградских (все еще довольно многочисленных) фабрик почти совершенно прекратился: ежедневно закрывают фабрики, и рабочие (часто опытные и единственные в своем деле специалисты) выбрасываются, таким образом, на улицу.

Вновь обострился «сапожный голод»: сапог почти не имеется в продаже, особенно женских, на которые устанавливается очередь; нет в продаже галош, сукна, шерстяных изделий и пр.; холст, полотно дешевых сортов и др. материи также исчезли с рынка; бумага и книги, лампы и грелки аптекарские товары и мыло, и пр. и пр. достаются с трудом, после долгих поисков.

К моменту революции в феврале 1917 года у жителей столицы империи также были свои веские основания проявлять недовольство. Охранка била тревогу – натуральный обмен почти заменяет денежный: «Продовольственный кризис, еще недавно ощущавшийся в Петрограде лишь низами населения, проклинавшими бесконечное стояние в «хвостах» (очереди), ныне задел все слои столичного общества без исключения: на многие продукты совершенно исчезли «хвосты», так как продуктов этих не стало в продаже совершенно, на другие же торговцы нагнали такие цены, что они стали большинству не по карману…»

Приходит время расцвета бартера – неизбежного спутника краха национальной денежной системы. На заводах выдают зарплату карточками и господствует «черный рынок», на котором товары меняются на товары, взаиморасчеты часто производятся бутылками со спиртным (опять-таки, вспомните девяностые). Газета «Возрождение» за 31 июля 1918 года писала: «Что-то несуразное творится на рынке, где каждый мелкий торговец диктует покупателю свою цену, совершенно произвольную, назначаемую, как говорится, на глаз… стоят хлебные «хвосты»… а посмотрите, как пляшут цены на такой продукт, как огурцы. Утром третьего дня огурцы были по 50 коп. за десяток, час спустя – 1 руб., 2 часа спустя – 1 руб. 30 коп. – 1 руб. 50 коп., и в обеденную пору – дошли до 2 руб. за десяток…»

Знаки и собаки

Время выхода первых общегосударственных советских денег, датированных 1918 годом, – 1919 год. Интересно, что они были выпущены с эмблемой Временного правительства с  номиналами – от одного до 10 000 рублей. А из-за подписи Главного комиссара Народного банка РСФСР Георгия Пятакова, их называли «пятаковками». «Обманули комиссары, кучу денег надавали, а теперь на эти знаки ты не купишь и собаки», – мгновенно отреагировал на обилие «пятаковок» и «думок» оппозиционно настроенный народ. Foto

В то же время проектировали новые советские деньги с портретами Карла Маркса, но из-за технических трудностей наладить их печать не смогли. Но реальностью в 1919–1920 годах стали деньги с лозунгом: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Причем не только на русском, но и на английском и даже китайском и арабском языках. Эти купюры народ прозвал «мотыльками».

Особенно вольным «деньготворчество» стало в годы Гражданской войны: свои варианты купюр предлагали «красные», «белые», правления магазинов и потребительских обществ.

Почем тянучка?

Остановила этот «бумажный» разгул Новая экономическая политика (НЭП) и денежная реформа 1922–1924 годов, восстановившая обращение монет. К этому времени относится выпуск самой крупной в РСФСР купюры достоинством 100 000 рублей. Тогда высочайшие волны инфляции стремительно превращали деньги в фантики.

В связи с этим историки любят приводить воспоминания Ольги Берггольц («Дневные звезды»): «Каждое утро по дороге в школу я подходила к дяде Грише и спрашивала: «Дядя Гриша, почем сегодня тянучка?» «Сегодня двести восемьдесят миллионов штука», – отвечал он невозмутимо. То была пора инфляции, когда рубль неудержимо падал, и так приятно стало и в начале удивительно, когда вдруг миллиарды и миллионы превратились в рубли и даже в копейки и появились первые монеты…»

В истории все повторяется, и можно провести явную параллель с павловской денежной реформой неспокойного, переломного времени: января – апреля 1991 года (названа по фамилии премьер-министра СССР Валентина Павлова). Тогда состоялся обмен крупных купюр. Такого обилия денежных знаков, как в революционные годы, не было, но сработал тот же «эффект неожиданности», народ «накрыло» то же шоковое состояние, как в хождении «бумаг», так и в судьбах людей.

Звезды и орудия труда

Российская империя переживала трудный период, в обращении было множество ценных бумаг: облигации, чеки на предъявителя, ордера и так далее. В Хорезмской республике одно время печатались деньги на шелке, а, например, в Семиречье на денежных знаках было указано, что они обеспечиваются запасом опия, хранящимся в здании Государственного банка. Морж и белый медведь были нарисованы на архангельских деньгах, а некий кооператив «Разум и совесть» выпускал чеки, которые можно было обменять на хлеб и продукты…

Томные девы, матросы в бескозырках, вазоны с фруктами, гербы и звезды, орудия труда – все это многообразие усугубляло ощущение нестабильности. По сути, в банкнотах отразилось время.

От керенки до совзнака

Эскиз одной золотой гривны

В.Н. Адрианов. Эскиз одной золотой гривны.
1922 г.

Изображение

Государственный кредитный билет достоинством 1000 рублей образца 1917 г. (думка)

Изображение

Эскиз государственного кредитного билета с портретом К. Маркса.
1918 г.


Евгения Дылева

foto

Автор:Евгения Дылева

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________