«…Дурна, как черт. Умна, как ангел»

Фотография
Эссе
Мадам де Сталь. Фото: le-citazioni.it

В Санкт-Петербурге мадам де Сталь была принята в 1812 году как прославленная писательница и жертва немилости Наполеона. Аристократы и помещики, чиновники и офицеры, прочитавшие её роман «Коринна, или Италия», оказывали француженке знаки внимания. Государь удостоил Жермену аудиенции.

Г-жа Сталь – Бенжамэну Констану

Г-жа Сталь (1766 - 1817), дочь барона Неккера, талантливая писательница, в течение ряда лет питала сильную привязанность к Бенжамэу Констану; отголоски этих переживаний отчасти изображены ею в романе «Коринна». Приводимые письма написаны незадолго до смерти, в духе воспоминаний.

Лондон, ноябрь 1813 г.

Нет, право, я не могу вас забыть. Я хотела, я могла бы, затаив в душе своё горе, утешить его развлечениями, но оно вновь оживает, лишь только я остаюсь одна. Навсегда разбитое счастье! Если бы вы обладали свойствами преданного друга, то я осталась бы счастливейшей из смертных. Но этого я не заслужила. Свидание с вами пробудило бы во мне весь дух и способность верить, погасшую вместе со всем остальным. Если вы не приедете сюда, я приеду на континент. Мне кажется это возможным. Кто знает, что станется с миром? Свободе угрожает одинаковая опасность с обеих сторон… Но самое главное, надо, чтобы тот, кто стоит вне пределов человеческого естества (от ред.: имеется ввиду Наполеон), перестал царствовать. Записку, присланную мне Шлегелем, я передала министрам. Она была написана также превосходно, как и всё, исходящее от вас. Я сомневаюсь, чтобы у кого-нибудь можно было найти подобный стиль, подобную твёрдость и ясность выражений. Вы были бы предназначены к высокому назначению, если бы оставались верным себе и другим.

Видели ли вы предисловие к моей книге (о Германии), и знаете ли каково её воздействие на континент? Если вы хотите продать здесь ваше сочинение («О дух завоевания и узурпации»), думаю, что я смогу вам в этом оказать помощь. То, что относится к современному политическому положению – очень ценится. После свидания с вами, я отправлюсь в Грецию. Стихотворение «Ричард» станет моим завещанием. Бенжамэн, вы отняли у меня жизнь! В течение десяти лет не существовало дня, когда бы моё сердце сне тосковало по вас. Как я люблю вас! Оставим всё это, - это слишком жестоко, но все же я никогда вам не прощу, как никогда не перестану страдать…

Возводить здание на песке жизни, - тяжкий труд; лишь страдания неизменны и постоянны. Напишите мне.

Г-жа Сталь – А. В. Шлегелю.

Лондон, 9 ноября 1813 г.

Вот уже два месяца, как я не получала от вас ни строки, как это горько! Я бы никогда не подумала, что вы, зная, как я несчастлива, можете влить такой яд в моё сердце. Здесь все получают письма от своих друзей на главную квартиру, даже самые занятые находят вреся писать, одна я ничего не получаю от моего блдизкого друга, от которого я так далека, пожертвовав ради него своими интересами; но я надеялась, что он будет мне всегда благодарен за то, что я нисколь не думала о себе, расставаясь с ним. Но это ещё не всё: из вашей записочки моему сыну видно, что вы нисколько не старались расположить в нашу пользу наследного принца. Но ведь вы мне это обещали, и разве свойственная вам благодарность не напоминает вам о том, что вы мне обязаны вашей прославленной дружбой с принцем? Неужели удачи изменили и такое, как ваше сердце; разве вы не чувствуете, что ваша забывчивость терзает мне душу? Каждая почта несёт с собой бессонную ночь. Я чувствую себя униженной перед другими, когда меня спрашивают: «Теперь уж, конечно, у Вас есть вести от г-на Шлегеля?» Живу в гнетущем одиночестве, утратив веру в вашу дружбу, - величайшее моё сокровище в этом мире. Мой сын и дочь чувствуют также себя оскорблёнными вашим равнодушием ко всем нам; мы не говорим между собой ни о чём другом; после смерти моего дорогого сына (от ред.: Альберт был убит летом 1913 г. на дуэли) это для меня самое большое горе. Эти оба несчастья почти совпали, я говорю себе, - если бы он был жив, я бы не была позабыта ни вами, ни принцем, я бы получала письма с континента; когда цель, ради которой я пожертвовала бы жизнью, была достигнута, меня поздравил бы с этим друг. Ах, если бы вы так нуждались во мне, как я в вас, бросила ли бы я вас так на произвол судьбы? Бросила я вас разве в Стокгольме? Моё благосостояние – если бы такое существовало, - разве не было бы и вашим?

Я выпустила книгу (от ред.: О Германии, вышла в свет в октябре 1813 г. в Лондоне. Шлегель постоянно бывал у г-жи Сталь, когда она писала эту книгу.), в которой всё напоминает мне о вас. Издание расхватали в три дня, - но что мне из этого? Вы хорошо сделали, обращаясь со мной так плохо последнее время нашего совместного пребывания, иначе я никогда не могла бы вас оставить. Я столько потеряла в вас! Если я когда либо снова встречусь с вами, я сделаю всё, чтобы удержать вас! Меня всецело поглотил сплин, хотя мне здесь принимают очень хорошо; причина моей тоски – ваше молчание. Даже г-н фон-Веттерштедт не обращается так со своей женой, и разве я, - вы не можете этого отрицать, - не то лицо, которое интересуется вами больше всего? Разве мой дом – не ваш дом? Моя семья, мои дети? Ах, как вы меня терзаете своим молчанием! Но я все простила бы вам, если бы вы ко мне вернулись.

Как вы переносите эту войну? От возмущения я перехожу к опасениям; прошу вас, не пропустите ближайшую почту, напишите мне несколько строк и верьте мне, что, губя меня, вы губите и своё счастье.

Прощайте, моё здоровье всё ещё плохо. Когда-нибудь вы обо мне пожалеет.

foto

Автор:Наталия Старичкова

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________