Капитан I ранга Портнов: Как вышло, что Путин меня не услышал?

Фотография
Очерк
Капитан I ранга Валентин Портнов

Капитан I ранга, а в годы войны – юнга Балтийского флота, Валентин Портнов понимает, что сотнями его писем, отправленными за последние годы во власть, уже можно опоясать планету, но не сдается. А надо ему, чтобы увековечена была память участников Таллинского перехода – поставлен памятник.И еще он добивается прецедента, чтобы к участникам войны быи приравнены дети боевых экипажей, служившие в военные годы юнгами.

Сражаюсь за память

Обращений он написал немало в разные инстанции – вплоть до Кремля. Последний ответ получил на днях от депутата Госдумы Барышникова, который, как и все, благодарил за службу Отечеству, но ничего определенного для решения вопросов не предложил.

«Прежде всего, сражаюсь не за себя – за память событий, произошедших на сегодняшний день ровно 76 лет назад – 28 августа 1941 года – трагического Таллинского перехода. Архивные документы о крейсере «Киров», едва не ставшем в свое время второй «Авророй», на протяжении десятилетий были засекречены.

В письме президенту капитан написал: «Владимир Владимирович, есть проблема у жителя блокадного Ленинграда, человека, верой и правдой служившего Отечеству тридцать три года в артиллерийской должности на трех крейсерах, двух эсминцах и ракетных катерах»…

- Не знаю, как вышло, что Путин меня не услышал? Может быть потому, что письма то и дело «спускали» вниз?» - недоумевает капитан I ранга Портнов.

Он – блокадник, председатель Совета ветеранов крейсера «Киров», давно предлагает Петербургу проект памятника участникам Таллинского перехода.

Таллинский переход – памятная и скорбная дата военно-морской операции на Балтике, впоследствии названная «Таллинским переходом» - 28 августа 1941 года. Тогда войска противника наступали на Таллин, и возникла необходимость «перебросить» корабли из военно-морской базы Балтийского флота СССР, стоящий в акватории столицы Эстонии в Кронштадт.

Они отправились в опаснейший путь, унесший тысячи жизней. На воде их подстерегали мины, а с мыса Юминдамина обстреливала артиллерия. Эсминец «Яков Свердлов», спасая крейсер «Киров», прикрыл его, подставил свой борт под торпеды. Во время Таллинского перехода погибло около 10 тысяч человек: 7745 военнослужащих и вольнонаемных флота, 16 из 195 кораблей, 46 вспомогательных судов.

Юнга Балтики

Живет Валентин Григорьевич в Ораниенбауме, и не в первый раз мы сним встретились на Балтийском вокзале.

-Вся моя жизнь – сплошная Балтика, – говорит он.

Юнгой Балтийского флота Портнов стал еще в восьмилетнем возрасте, а потом, на протяжении многих лет служил на Балтике, в 60-е - 70-е годы прошлого века – на «Кирове», крейсере, построенном и спущенном на воду еще в сентябре 1938 года.

Валентин Портнов

- Был такой фильм – «Юнга Северного флота». А я во время войны стал юнгой Балтийского, воспитанником морской роты. Произошло это после того, как в самую страшную блокадную зиму, в январе сорок второго года – умерли, не выдержав страшного испытания голодом, мама и бабушка. Я остался один.

Наверняка бы не выжил – уже не ходил, если бы не отец. Помню, как грохнула дверь, и вошел человек в полушубке, с вещмешком за спиной, – вспоминает Валентин Григорьевич.

– Отец был участником Таллинского перехода, а в то время, когда явился меня спасать, служил командиром стрелковой роты штаба Кронштадского укрепрайона береговой обороны Главной военно-морской базы на форту Шанс. Об умерших близких и о том, что я остался один, отцу как-то сообщили соседи. Он дал мне еды, напоил чаем, посадил на санки и вез до КПП в Лисьем носу, а потом на попутке - в Кронштадт, где я стал воспитанником роты. Меня поставили на довольствие, и задание боевое нашлось - со старинных бронированных «колпаков» наблюдать в бинокль за противником, находившемся в районе Тереок (ныне - Зеленогорск). Заметив вспышки, мы объявляли боевую тревогу.

В последние годы капитан первого ранга Валентин Портнов тоже сражается, но уже на юридическом фронте, пытаясь создать прецедент – через суд добиваясь официального признания его участником Великой Отечественной войны (аналогичные судебные «марафоны» проходили «юные минеры – дети, обезвреживавшие  минные поля). Официальных бумаг, подтверждающих то, что вместе со взрослыми юнга Портнов  тогда выполнял боевые задания, нет и быть не могло, да и свидетелей не осталось.

На одном из этапов Петродворцовый районный суд даже вынес решение в пользу капитана Портнова – было это в 2005 году, и в судебном постановлении говорилось о том, что он имеет право быть награжденным медалью «За оборону Ленинграда». «Этим решением суд подтвердил факт моего личного участия в обороне Ленинграда», – поясняет Портнов. Но разбирательство продолжилось, и статус ветерана не изменился.

Как «Киров» не стал «Авророй»

Но его главный фронт – не личный. Капитан Портнов уверен, что о Таллинском переходе – событии в военно-морской истории исключительном, должны знать новые поколения моряков. Поэтому памятник он предлагает установить в центре Кронштадта. Причем разработал собственный проект, который был поддержан Советом ветеранов крейсера «Киров».

О судьбах членов команды легендарного корабля подробно в свое время писал известный писатель-маринист Николай Михайловский – автор «Таллинского дневника» и целого ряда книг о море и моряках («С тобой, Балтика», «Мы уходили в ночь», «Когда поднимается флаг», «Штормовая пора», «Бессменная вахта», «Час мужества», «Мыс Желания», «Всплыть на полюсе!», «Девять баллов» и других).

«В самые трудные дни блокады экипаж крейсера «Киров» не только огнем из дальнобойных орудий оказывал помощь Ленинграду, - писал он. – Кировцы своими силами восстанавливали водопроводную станцию города и на протяжении полутора месяцев несли вахту, обслуживая механизмы на станции, обеспечивая водой промышленные предприятия и население. Они ввели в строй одну из городских электростанций. Строили тральщик, десантные баржи и плашкоуты. Помогали ремонтировать подводные лодки и надводные корабли. Несмотря на скудный блокадный паек, экономили хлеб и другие продукты, поддерживая ребят из подшефного детского дома, расположенного на набережной Красного флота».

Через двадцать пять с лишни лет после войны, в 70-х годах минувшего столетия, крейсер «Киров», как вспоминает Валентин Портнов, едва не стал второй «Авророй». «Было принято, но так и не состоялось решение поставить его, учитывая судьбу единственного корабля, защищавшего Ленинград всю войну. Но памятником стала только башня «Кирова», – рассказал он. – Установлена она на Морской набережной Васильевского острова в Санкт-Петербурге. А вот подвиг защитившего его эсминца «Яков Свердлов» забыт».

Валентин Портнов

Забывчивости история не прощает. «Все твердят, что под проект нет денег. А я считааю, что просто нужна воля и определенные решения, – уверен капитан. – Памятник, например, можно поставить на народные пожертвования с привлечением средства Фонда Победы. Просто нужен юридически правомочный организатор».  

…Среди надписей на плитах памятника в проекте  капитана I ранга есть такие строки: «Храним боевые традиции ВМФ России», «Помним войну и вас».

Евгения Дылева

foto

Автор:Евгения Дылева

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________