Наделенные даром бессмертия

Фотография
Очерк
Галина Дмитриевна Стрелова. Автор фоографии - Евгения Дылева

Дети, выжившие в фашистским плену, хорошо знают цену жизни.

В этом году Галине Дмитриевне Стреловой, в детстве переживший ужасы фашистского плена, исполнится 80 лет. Как-то она обратила внимание на точную и емкую фразу из воспоминаний Северины Шмыглевской, выжившей в лагере смерти Аушвиц II Биркенау: «Кто пробыл здесь год и выжил – подобен человеку, наделенному даром бессмертия». Согласилась с ней, и продолжила: «… наделенному даром бессмертия и привычкой жить энергичной, наполненной событиями жизнью».

Детство в неволе

Родилась Галина Дмитриевна 30 октября 1938 года в городе Чудово (тогда это была Ленинградская область, сейчас – Новгородская). Свидетельство о рожденииСохранился довоенный снимок: на фотографии маленькая, белобрысая девочка со светлым личиком...

Семья Кормельчиковых тогда состояла из родителей – Анны Ивановны (1912 года) и Дмитрия Кирилловича (1902 года рождения). До войны мама работала в сберкассе, а папа – бухгалтером в лесхозе. Свидетельство о рождении

«Моя сестра Валя старше меня на десять лет, и когда немцы пришли в Чудово (август 1941 года), ей было тринадцать лет, – вспоминает Галина Дмитриевна. – Папа ушел на фронт, и мы остались у старенькой бабушки Анастасии – у нее был собственный дом.  Чудово заняли оккупанты, и в доме оказалось несколько семей с детьми. Маму гоняли на хозяйственные работы за четыре километра от дома, а Валю на рытье окопов и траншей. Школу оккупанты превратили в конюшню».

Вторгаясь на советские территории, Гитлер сознательно отказывался от соблюдения каких бы то ни было норм международного права и правил ведения войны в отношении мирного населения. Прямым следствием этой политики стали огромные жертвы среди жителей оккупированных областей. Не избежала этой участи и Ленинградская область, оккупация которой продолжалась дольше, чем в других районах СССР - с августа-сентября 1941 года до начала лета 1944.

Документы свидетельствуют, что если в отношении южных районов СССР - Украины, юга России и Кавказа - немцы имели экономические планы, предусматривавшие превращение этих территорий в поставщиков сырья и продовольствия для Германии, то Северо-Запад, как и вся так называемая “лесная зона” от Архангельской области до Горьковской рассматривался как депрессивный регион.

Немцы знали, что накануне войны основная масса населения Ленинградской области проживала в сельской местности, а сельское хозяйство было развито недостаточно высоко, в том числе в результате коллективизации, поэтому в рекомендациях, которые немецкие экономисты из группы “Ольденбург” в мае 1941 года готовили для руководителей Рейха, развития промышленности, как и иной активной хозяйственной деятельности здесь не предполагалось.

“Немецкий интерес в сохранении производительной силы этих областей отсутствует”, - говорилось в рекомендациях.

Там же весьма определенно говорилось о судьбе жителей: “Десятки миллионов людей окажутся в этих областях лишними, им придется умереть или переселиться в Сибирь”. Население оккупированных районов было мобилизовано на выполнение работ по обеспечению нужд гитлеровской армии. Это был тяжелый физический труд, требовавший большого напряжения - в основном строительные и погрузо-разгрузочные работы. Тысячи людей, в том числе женщины и подростки, были заняты на строительстве объектов инфраструктуры - вокзалов и платформ, мостов, дорог и аэродромов, валке леса и заготовке дров, очистных работах.
 

«Нас вывезли из Чудово в Латвию в октябре 1943 года. Маму каждый день отправляли работать на завод по переработке картофеля, а сестру Валю – рыть окопы. В Латвийском городе Тукум был момент, когда занявшие город фашисты нас – несколько согнанных вместе семей – приговорили к расстрелу, и никого из дома не выпускали. Но немцы расстрел отменили и заменили его отправкой в Германию».

В октябре 1944 года их отправили в Лейпциг. Сначала поселили в лагере, за колючую проволоку, а потом отправили батрачить к хозяевам...

Смерть и статистика

Комиссии по расследованию злодеяний немецких оккупационных войск в Ленинградской области, работавшие сразу после освобождения этих районов в 1944 году определили, что за период оккупации гитлеровцами были убиты - расстреляны, повешены, заживо сожжены и умерщвлены иными способами - 172 тысячи мирных жителей, в том числе женщин, стариков и детей.

Точно оценить количество людей, погибших за это время от голода, тяжелого физического труда, а также покончивших жизнь самоубийством из-за тягот жизни в оккупации, по мнению историков, не представляется возможным.

“В своих злодеяниях немецкие изверги не проводят грани между женщинами и мужчинами, взрослыми и детьми”, - говорится в одном из заключений.

Послевоенные историки подсчитали, что в общей сложности, на территориях, подконтрольных гитлеровцам, содержалось в концлагерях, лагерях смерти, тюрьмах 18 000 000 человек. Больше 11 миллионов были уничтожены.

Известна цитата классика: «Смерть одного человека — это смерть, а смерть миллионов – только статистика». Бывшие узники фашистских концлагерей всю жизнь помнят, что это не просто статистика, а прерванные жизни. Миллионы смертей, прервавших естественный ход истории…

Напоминание о войне

«Я была маленьким ребенком, и память сохранила только самые яркие моменты, – вспоминает Галина Дмитриевна Стрелова. – Двухэтажные нары, убогая пища, которую практически невозможно было взять в рот. Но мучал голод, поэтому ели… Помню и такой эпизод: кругом горящие дома, и на оконной раме одного из них, вниз головой висит кукла.

Я тогда не понимала, что это жуткий образ, и он будет преследовать меня всю жизнь. 

А еще помню, как приехали домой в Чудово, папа тогда уже вернулся с войны. Помню, он обнимает маму, а я удивляюсь: кто это такой? Своего дома в Чудово у нас уже не было, поселились в другом – четыре окошка. Папа пошел снова работать в леспромхоз бухгалтером».

После окончания школы Галина хотела стать слесарем или токарем. Но так уж вышло, что выучилась на учителя. Два года проучилась в педучилище в Боровичах, а через год поступила в Новгородский педагогический институт. Работала в начальной школе, а в средней много лет преподавала русский язык и литературу.

Школьная фотографияТолько в Мгинской школе Галина Дмитриевна она проработала сорок лет, с 1965 по 2005 год, так что первые ее ученики уже сами – бабушки-дедушки.

Документы о том, что они были пленниками, семье удалось найти в новгородском архивном столе много лет спустя, а статус несовершеннолетнего узника фашизма Галина Дмитриевна получила только в 2005 году, уже во Мге (из Чудово с мужем Юрием Ивановичем Стреловым переехала во Мгу, куда его перевели работать, еще в 1965-м году).

Галина Дмитриевна СтреловаУ них две дочки: Татьяна Юрьевна и Надежда Юрьевна, две внучки: Оля и Аня, есть трехлетний правнук Ярославчик, и совсем крохотная правнучка Сонюшка.

Несмотря на то, что давно на пенсии, Галина Дмитриевна не оставляет трудов: на протяжении многих лет сотрудничала с литературным объединением «Мга», неоднократно помогала в издании литературно-публицистического альманаха «Мгинские мосты». Да и в школу приходит – общается с детьми и учителями.

Много раз после войны ей снилось одно и то же: кругом горящие дома, и на оконной раме одного из них, вниз головой висит кукла.

foto

Автор:Евгения Дылева

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________