Александр Абросимов: Почерк мошенников и «левые» люди

Фотография
Интервью
Александр Абросимов

В Петербурге зафиксирован новый, особо мощный всплеск грабежей. Судя по «почерку», опасность исходит от неких криминальных сообществ, располагающих медицинской базой данных о горожанах, являющихся инвалидами, и владеющих информацией о диагнозах. Чаще всего мошенники обманывают пожилых людей. О том, как спастись от обмана, куда обращаться, если у тебя есть вопросы к специалистам Главного городского бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) и даже об алгоритме действий следователей и экспертов, которым надо определить, например, кто действительно пострадал при теракте – в беседе корреспондента ОК-информ с главным экспертом Санкт-Петербурга по МСЭ Александром Абросимовым.

Если вас «грузят» по телефону

– Самая «жареная» тема, особенно в последние две недели, – мошенники, – рассказал Александр Владимирович. – Люди постоянно к нам обращаются.  В прошлый четверг пришлось даже озвучить эту тему на общественном Совете при нашем учреждении. Кроме того, мы известили об опасности городские общественные организации. Чаще всего негодяи обманывают пожилых людей, имеющих инвалидность – «грузят» по телефону информацией, например, о том, что им надо срочно, в связи с изменениями законодательства, пройти переосвидетельствование – быстро, но за деньги. Есть и другой «сценарий»: предлагают купить какие-то чудодейственные препараты-аппараты. Пару дней назад нам позвонил сын обманутого старика, и сказал, что готов обратиться в Следственный комитет и прокуратуру. Его отец подвергся жесткому шантажу – пожилого впечатлительного человека поставили перед выбором: или вы покупаете у нас препарат, или лишаетесь пенсии. Хорошо, хоть об этом разговоре он сказал сыну. Но у нас ведь немало одиноких, доверчивых стариков, за которых некому заступиться.

– О чем следует предупредить людей?

– О том, что мы, во-первых, не занимаемся спекуляцией препаратами, аппаратами, какими бы то ни было медицинскими изделиями, не ставим вопрос о контрольном освидетельствовании в зависимость от получения гражданами пенсий, льгот и.т.д. Наш вызов на контрольную экспертизу может быть и по телефону, но он дублируется почтовой связью. Мы указываем наши контактные данные и всегда есть возможность уточнить сам факт вызова. Кроме того, экспертиза, в том числе и экспертиза на дому или в стационаре, проводится нами абсолютно бесплатно, включая доставку экспертов.

– Как Вы думаете, почему петербуржцы верят в откровенный обман?

– Люди, особенно пожилые, реагируют на сомнительные предложения по-разному. Часто – в соответствии с уровнем доверчивости и интеллекта, не все же Эйнштейны. Легко попадающий в ловушку человек может быть элементарно малограмотным или психологически неустойчивым. Если на него начинают императивно давить, он теряется и покупает то, что даром не нужно. А случается, что неизлечимо больные люди «хватаются за соломинку» – вдруг то, что им предлагают, поможет. Если весной было несколько обращений от обманутых, то с начала лета поступило уже больше полутора десятков. К сожалению, граждане чего-то боятся, и часто звонят анонимно, не называя точных данных, которые позволили бы нам от их имени обратиться в правоохранительные органы. 

– Как защитить себя и близких от мошенников?

– Прежде всего, не спешить им верить. Если возникают сомнения, следует обратиться за советом к близким, знакомым, или в социальные службы, надежность которых проверена.

Персональные данные и врачебная тайна

– Странно, что пожилые люди верят мошенникам, хотя не раз переживали многие катаклизмы: часто меняющиеся правила игры в пенсионной политике и сюрпризы в виде «нечаянно» нагрянувших законодательных перемен…

– Это верно, но в любом случае, лучше следовать принципу: «предупрежден, значит вооружен». Обычно осенью и весной наблюдается «обострение» доверчивости к мошенникам. Ну, а нынче неожиданно оно пришлось на лето, когда обычно – затишье. Видимо, в город явились опасные «гастролеры», которые пользуются серьезной утечкой персональных данных – слишком уж прицельно они действуют: четко знают диагнозы и потребности тех, кого ловят. Медицинских систем в городе – уйма, а как организован контроль и защита персональных данных – большой вопрос.

– Как должны быть защищены данные такого рода?

– Способов защиты очень много. Года три назад, когда в нашей службе внедрялись специальные компьютерные системы, содержащие персональные данные, мы пережили проверку ФСБ (защита сведений такого рода – сфера контроля именно этого ведомства). Проверяющие признали защиту надежной, хотя и были замечания. Сейчас готовимся к внедрению квалифицированных электронных цифровых подписей.  Доступ к нашей системе имеет историю, которую не убьешь. Информация хранится на разных серверах, причем действует разграничение прав доступа – рядовые пользователи выполняют локальные функции, а располагать доступом ко всей базе не могут. Таким образом, соблюдаем закон «О персональных данных». Хорошо защищен и «Электронный социальный регистр населения Санкт-Петербурга» (АИС ЭСРН). А вот в здравоохранении, я так понимаю, дело обстоит хуже, потому что в Петербурге насчитывается не менее 144 различных локальных медицинских систем. Проблема может заключаться и в так называемом «человеческом факторе»: положено специалисту периодически менять пароли доступа, значит, они должны меняться, а кто-то этого не делает.

– Группа депутатов Госдумы недавно пыталась «продавить» законопроект, который разрешил бы в угоду страховым компаниям разглашение медицинской тайны. Как Вы относитесь к такому повороту событий?   

– Отрицательно. Хотел бы напомнить то том, что статья о врачебной тайне распространяется не только на медицинских работников – на всех, кому, в силу служебных обязанностей, стал известен медицинский диагноз человека. По сути, виновные должны нести ответственность за разглашение, но что-то я не припомню, чтобы кого-то за это привлекли. С другой стороны, наш опыт общения со страховыми компаниями показывает, что у них основная задача: как можно быстрее получить от клиента деньги, не вникая детально в состояние здоровья человека, и, следовательно, не меняя для реально больных людей условия страхования. Если бы гражданин, претендующий на страхование, проходил бы предварительное медицинское обследование, то попыток мошенничества со страховками было бы значительно меньше. По моим наблюдениям, страховщики часто сознательно затягивают выплаты. Зачем – не понимаю. Если у них есть сомнения в обоснованности того или иного обращения, подлинности документов, то, в конце концов, существуют специализированные организации: полиция, Следственный комитет, куда можно обратиться. Известны беспроблемные способы проверить правильность решений.

Теракт: алгоритм действий

– Журналисты «Общественного контроля» много писали о проблемах пострадавших во время взрыва в петербургском метро. Как в таких случаях быть с экспертизой, ведь о своей причастности к выплатам подчас заявляли и «левые» люди, которых на самом деле в том вагоне метро не было…

– Сначала следователи устанавливают юридический факт того, что человек действительно был в том самом поезде и вагоне во время взрыва, спрашивают: где стояли во время взрыва, кто был слева от вас, кто – справа. Вторая позиция – судмедэкспертиза. Считаю такой алгоритм единственно верным. К нам (тогда была экстренно создана и работала специальная комиссия в Комитете по социальной политике), первые дни шли родственники погибших, с этим понятно. А потом начались хождения – у нас столько народа вагон метро не вмещает!

К слову, мы сами активно выходили на стационары, предлагали квалифицированную помощь в освидетельствовании, но пока обращений нет. Пострадавшие с баротравмой ждут повторных операций – они будут сделаны по осени. Если потребуется, подключимся. Когда нам сказали, что будем определять причинную связь инвалидности с терактом, объяснили, что не можем этого делать – действуем в рамках федерального законодательства: как обычно, на основании соответствующих документов, готовы установить инвалидность, разработать индивидуальную программу реабилитации, например, но ничего, сверх того. Другое дело, что законодательные нормы, касающиеся последствий терактов и ураганов слабо отражены в действующем законодательстве. Хотя, вместе с тем, если страна пошла по капиталистическому пути развития, наверное, и нормы жизни должны меняться. Может быть нам всем пришла пора страховать свои здоровье и жизнь в том числе и от последствий стихийных бедствий. Время такое, что, увы, ко всему надо быть готовыми. Хотя, к слову сказать и в Советском Союзе существовал Росгосстрах, занимавшийся и страхованием здоровья, жизни, имущества и пр. Вспомните хотя бы замечательный фильм Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля».

– Что посоветуете людям, у которых возникают проблемы?

У меня личная просьба к горожанам: если возникли какие-либо проблемы, связанные с установлением инвалидности, пожалуйста, не поленитесь обратитесь на наш телефон «Горячей линии», напишите нам на сайт, но помните, что мы не имеем права диктовать лечебно-профилактическим учреждениям (поликлиникам, стационарам), что должны сделать они. Если у Вас есть проблемы с обследованием, лечением или направлением в нашу службу, необходимо обращаться исключительно по подведомственности. То-есть если, по Вашему мнению, в чем-то неправ Ваш лечащий врач, помните: есть заведующий отделением, заместитель главного врача по лечебной работе, председатель Врачебной комиссии, начальник отдела здравоохранения районной администрации, комитет по здравоохранению правительства Санкт-Петербурга. Если же проблема возникла уже в ходе экспертизы, после подачи заявления в наше учреждение, то мы всегда готовы разобраться и помочь. 

Социально-медицинская экспертиза,
Санкт-Петербург,
Александр Абросимов,
защита персональных данных

foto

Автор:Евгения Дылева

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________